Вход на сайт



Главная ВОСТОЧНЫЕ РАБОЧИЕ И УКРАИНСКИЕ БЕЖЕНЦЫ НА УКРАИНЕ; НАЙДИ ДЕСЯТЬ ОТЛИЧИЙ?

ВОСТОЧНЫЕ РАБОЧИЕ И УКРАИНСКИЕ БЕЖЕНЦЫ НА УКРАИНЕ; НАЙДИ ДЕСЯТЬ ОТЛИЧИЙ?

Беженцы из Донбасса находящиеся в Харьковской области оказались заложниками местных властей, которые под любыми предлогами отказывают в помощи людям, попавшим в беду. Многие беженцы целыми семьями живут на вокзалах и под открытым небом, многих приютили у себя дома местные жители, проблемами многих занялись добровольцы-волонтёры.

Аргументы некоторых представителей власти, обоснованные преимущественно антидонбасским психозом, царящим среди многих не блещущих разумом жителей Украины, гуляют от «вы не беженцы, а переселенцы», до «мы сепаратистам не помогаем», как будто на Донбассе сейчас всё спокойно, а эти старики, женщины и дети приехали в Харьковскую область от нечего делать.

Нашему корреспонденту удалось пообщаться с беженцами, нашедшими приют в Вечерней школе города Чугуева (Харьковская область).

Корреспондент побывал в одном из пунктов размещения беженцев Донбасса в городе Чугуеве. 

«Поражает, что государство, не взирая на все его уверения, на самом деле не занимается вопросами беженцев, -сообщает Лиор Гройс, - На самом деле беженцами больше опекаются местные свободные волонтёры. Почему свободные? Потому, что не состоят ни в одной из официальных «волонтёрских» организаций. Официальные организации ограничились лишь показухой и парой-тройкой телешоу и в настоящее время больше бросились помогать украинской армии, а не тем, кто у них перед глазами.

В том месте где я был, живут свыше 50 человек, из которых 22 ребёнка. В основном это жители Луганска, Стаханова, Первомайска, Славянска, Алчевска. Эти люди - люди профессий интеллигенции, пенсионеры и педагоги. У каждого из них своя история, своя трагедия. Но речь пойдёт даже не об этом.

Реальную помощь, без всякой волокиты и показухи, оказал Чугуевский районный совет, выделивший им помещение для проживания. Больше он помочь не смог ничем. Хотя, как говорят волонтёры, и на этом спасибо. Это очень многое. Иначе люди оказались бы просто на улице. Удивляет позиция исполкома городского совета, со стороны которого и беженцы и волонтёры столкнулись с глухой стеной непонимания и обыкновенного равнодушия. Но ведь именно городской совет, а не районная администрация должны бы были решать социальные проблемы беженцев. Ведь на территории города живут люди. И многие вопросы, речь о которых пойдёт ниже, входят в компетенцию городских властей.

Работы нет. Возможно государство и не обязано обеспечивать работой беженцев. В украинской государстве никто и никому ничем не обязан уже 23 года. Но в любом случае, вопреки мнению украинских властей, «вынужденный переселенец» и есть «беженец», согласно международного законодательства. И «внутренние беженцы» имеют тот же статус, что и иностранные беженцы. Поэтому, занимаясь обыкновенным очковтирательством и делая вид, что «никаких беженцев не существует», чиновники попросту нарушают все возможные и невозможные международные (и украинские) законы.

В любом случае городской совет обязан решать проблемы людей, проживающих на территории города. В любом случае, человек, долгосрочно живущий на территории города, является его жителем. Люди приехали не в гости, а ищут защиты и помощи в Чугуеве и вынужденно поселились в нём. Есть Конституция Украины гарантирующая гражданам Украины их права. И город, представленный городскими украинскими властями, ОБЯЗАН обеспечить ГРАЖДАН УКРАИНЫ тем минимумом, который необходим людям для проживания и содержания детей и стариков-родителей. Да, бегать никто ни за кем не должен. Но, пенсионеры, которые все – граждане Украины и имеют право получить свою пенсию в любой точке Украины, пенсии не получают уже с июля. А чугуевские школы отказываются брать на учёбу детей из Донбасса – так же ГРАЖДАН УКРАИНЫ - под разными предлогами. Трубя на весь мир о «единой Украине», о «приверженности к европейским ценностям», украинская власть нарушает законное право детей на образование, а стариков – на достойную старость!

Местные дельцы умело воспользовались положением людей и экономя собственные средства предлагают людям работу фактически «за кормёжку», т.е. современные любители рабского труда нашли источник дешёвой рабочей силы.

Кстати, о дешёвой рабочей силе.

Мой родственник, дядя Коля Щербак, в 1941 году был пятнадцатилетним мальчишкой, когда попал под облаву на рынке в Мариуполе и был угнан в Германию. Дядю Колю я помню уже стариком. Он не любил рассказывать о своей жизни там, в нацистском Рейхе. Тема войны у нас была не запретной, но нелюбимой в семейном кругу. Вспоминали либо наших ветеранов, либо практически ничего из того, чем можно бы было навлечь беду в будущем. Но мне, как-то, удалось разговорить дядю Колю.

Его рассказ о жизни в Гамбурге меня немного потряс. Во-первых, он практически перечеркнул моё представление о жизни угнанных в Германию соотечественников, а во-вторых, уже сейчас, я понял одно: немцы, хотя и были жестокими захватчиками, к остербайтерам относились не как к подневольной скотине, а рассматривали этих рабочих практически наравне с немецкими гражданами.

Что рассказывал дядя Коля? Я воспроизведу его слова только обрывками, из тех, что запомнил. Уточнить уже не могу, потому, что уже пятнадцать лет как дяди Коли нет в этом мире….

- «На день нам давали десять сигарет. Не любили немцы курящих. Кто не курил, тот отдавал сигареты тому кто курит….»

- «Хлеб был серый. По буханке в день. Мясо обязательно полагалось тем, кто работал на заводе. Кто на швейке был, или в обслуге, те мясо у нас брали. Даже когда в Германии уже голодно  было, у нас всё осталось по старому Голодными и холодными мы не ходили. Их (немцев) люди голодали, а мы уже менялись с ними, кто на что, продуктами. Начальство ругалось, но что оно могло поделать? Их же дети, бабы. А вот молоко выдавали раз в неделю…»

- «Жили мы в бараках, все вместе. Нам платили не много, но помню, что в кино постоянно ходили и денег хватало. Один раз даже в театре был. Выдавали чистую постель. Немцы сами не стирали и нам не давали. Сжигали и простыни, и одеяла. То ли брезговали нас, то ли ещё что. Но сжигали…»

- «Тем кто работал на хозяев, им было кому полегче, кому по тяжелее. Но у нас всегда было одинаково и нас, тех, кто работал на заводе, они считали «блатными», что ли. Не любили они нас…»

- «Такого чтобы нас кто-то оскорбил, или обозвал, я не помню. Может кого-то и оскорбляли, били, но у нас такого не было. Все знали, что мой отец на фронте против них воюет. Но отцом меня ни один немец не упрекнул. Под конец войны так и подавно…»

- «Когда пришли американцы нас освободили. Если бы не встретил я Лиду (будущую жену), то наверное и остался бы в Германии. А ведь мне предлагали. Я там закончил курсы механиков и мне американцы предлагали работу на заводе «Опель». Лиду из концлагеря освободили, и мы встретились летом в Гамбурге. Оказалось, что земляки, почти соседи. Вернулись, а когда прошли фильтрацию, то поженились…»

 

Немцы старались не обижать этих людей, советских граждан. Врагов и граждан вражеской страны, «унтерменшей», по мнению германских нацистов. Ведь, когда с Советским Союзом шла жесточайшая война не на жизнь, а на смерть, «восточные рабочие» постоянно, без перебоев, до последнего получали паёк, бельё, и даже сигареты. Подростки, угнанные в Германию, получали на специализированных курсах профессиональное образование и обеспечивались работой, жильём, питанием… При чём в таком количестве, что гражданское население предпочитало менять у них вещи на продукты. Германские и американо-британские оккупационные власти действительно столкнулись с тем, что многие из этих рабочих не хотели возвращаться в СССР. И вовсе не из страха перед сталинскими репрессиями. О них большинство просто не слышало, а из тех кто слышал, большинство просто в них не верило.

Я не утверждаю, что так было везде. Но в данном случае, так и было...

Получается, что немецкие фашисты относились к восточным рабочим лучше, чем украинская власть к собственным гражданам попавшим в беду? Или может эти дети с мамами, эти старики, лишившиеся крова в результате бомбёжек их домов украинской армией, враги Украины и сепаратисты? Если бы люди хотели России, то они несомненно бежали бы в Россию. Ведь Россия централизованно размещает беженцев, централизованно обеспечивает их местами временного пребывания, работой, в последствии – жильём, а дети беженцев в обязательном порядке посещают ближайшую школу. Нарекания на «быт и сервис» чаще звучат из уст пропагандистов. И люди, с которыми я общался, могли бы спокойно выехать в Россию. Благо, туда было уехать гораздо легче. И сейчас проезд свободный. Но они побежали к Украине, в надежде защиты и помощи, той самой Неньке-Украине, которой оказались попросту не нужны. Так стоит ли удивляться, что ряды Народного Ополчения Донбасса с каждым днём ростут, а украинские военные предпочитают сдаваться в плен…»

Лиор Гройс; «Альтернатива – Неофициальная Украина»; специально для «East-Expert»

Онлайн

Сейчас 33 гостей онлайн


Карта сайта